Детство

26 апреля 1886 г., деревня Кошлауч Казанской губернии – 15 апреля 1913 г., Казань. 

Сын приходского муллы.

В четыре года осиротел. Сначала Габдуллу ненадолго приютил дед по материнской линии Зиннатулла, затем отправил его в Казань, где на Сенном базаре мальчика взял на воспитание кустарь Мухаммедвали.

Вскоре приемные родители заболели и решили вернуть сироту деду, который через некоторое время отдал внука крестьянину Сагди из соседней деревни Новый Кырлай. В 1892–1895 гг. Габдулла жил в семье Сагди, начал учиться в сельском медресе.

В 1895 г. тетя, Газиза Забирова, забрала его в город Уральск, там Габдулла продолжил обучение в медресе «Мутыгия», посещал русский класс при нем. Здесь при участии Г.Тукай выпускался рукописный журнал «аль-Гаср аль-Джадид», в нем он публиковал свои первые ученические стихи и статьи, переводы басен И.А.Крылова и др. авторов.

Печали и радости Тукаева детства

В Уральске

Учащиеся медресе Мутыгия. Уральск. 1905. Г.Тукай - второй справа в первом ряду

Национальный музей Республики Татарстан. Опубликовано: Ахметова Д.И. Тукай в фотографиях. Казань, 2016

Революция 1905 г. всколыхнула жизнь в Уральске.

Г.Тукай сотрудничает с появившимися здесь первыми татарскими газетами и журналами просветительской направленности: «Фикер», «Уклар» и др.; выступает со статьями программного характера, многочисленными стихами, в которых отчетливо выражены идеи просветительства: призыв к распространению знаний среди всех слоев населения («Голүмең бакчасында» – «В саду знаний», 1905 г.), осознание необходимости социальных преобразований («Хөррият хакында» – «О свободе», 1905 г.), модернизации татарского общества («Дустларга бер сүз» – «Одно слово друзьям», 1905 г.; «Иттифакъ хакында» – «О единстве», 1905 г.), культурного роста нации («Шигырь» – «Стихотворение», 1905 г.).

В стихотворении «О единстве» поэт напрямую обращается к своему народу:

О мой народ, глаза раскрой:
Мир изменяет облик свой!
Довольно спать. Над головой
Заря взошла навеки.
(Перевод Р.Морана)

Уже в первых произведениях Г.Тукая появился мотив судьбы нации, мысль о необходимости развития татарского общества на основах образованности и культуры зазвучала как национальная идеологема.

Просветительская парадигма стала толчком к преобразованию традиционной для национальной литературы картины мира. В стихотворении «Алла гыйшкына» («Из-за любви к Богу», 1905 г.) лирический герой призывает татар жить по божественным канонам, под которыми понимает стремление к просвещению, возвышенное представление о человеке, его жизненном и общественном долге.

Исламская философия переосмысливается с позиций этноцентризма: служение нации определяется для мусульманина как необходимость (фарыз). Вредными для будущего нации признаются такие качества, как высокомерие, лесть, консерватизм, невежество, негативное отношение к другим людям.

Стремление к обновлению традиционных идей наблюдается и в романтических стихотворениях Г.Тукая, в которых основным является мотив творчества. В стихотворении «Хәзерге халемезә даир» («Относительно современной ситуации», 1905 г.) утверждается божественная сущность художественного слова и выстраивается цепь соответствий: перо – проводник божественного обращения к людям, поскольку им написан Коран; писатели – столпы ислама, указывающие путь к идеалу.

Лирический герой критически относится к татарскому обществу, в котором нередко проявляются невежество, зависть, жажда мести, а целебным средством от этого он считает почитание Бога, художественного слова.

В стихотворении «И, каләм!» («О, перо!», 1906 г.), написанном в форме молитвы, обращение к Богу заменено обращением к перу, к которому устремлен полный надежды взгляд лирического героя: именно сила художественного слова может вылечить нацию, спасти ее от унижений и гибели, установить границу между добром и злом, правдой и обманом, вывести на счастливый путь.

В стихотворении «Милләткә» («Нации», 1906 г.) известный суфийский мотив – помешательство от любви, трансформируясь в тему любви к нации, подчеркивает степень накала чувств. Служение нации – высшая ценность на свете, высшее наслаждение и счастье. Так, в первых стихах молодого Г.Тукая происходит перекодировка традиционных образов, начинается разговор о проблемах нации с позиций просветителя и мусульманина, поэта и неравнодушного человека.

Те же идеи проявляются и в его публицистике.

Сатирическое творчество Г.Тукая этого периода также направлено против невежества: «Японияне мөселман идәчәк голяма нәрәдә?» («Где ученые, которые хотят исламизировать Японию?», 1906 г.), безнравственности: «Кечкенә генә бер көйле хикәя» («Небольшой ритмизированный рассказ», 1906 г.), «Хатирәи «Бакырган» («Вспоминая «Бакырган», 1906 г.), религиозного фанатизма: «Мөритләр каберстаныннан бер аваз» («Голос с кладбища мюридов», 1906 г.), «Сорыкортларга» («Паразитам», 1906 г.), «Пыяла баш» («Стеклянная голова», 1906 г.).

Со временем в стихотворениях все острее проявляется гражданская и политическая позиция поэта – сторонника демократических преобразований: «Государственная думага» («Государственной думе», 1907 г.), «Китмибез!» («Не уйдем!», 1907 г.).

Так, в ответ на выступления черносотенных депутатов Государственной думы с угрозами выселения татар из России в Турцию за участие в революционном движении поэт пишет:

Переселяться? Но сперва перенесите вы туда
Все наши прошлые века, селенья наши, города!
Здесь родились мы и росли, здесь смертный обретем покой.
Нам эту землю дал навек сам Бог могучий, всеблагой!
(Перевод В.Шефнера)

Г.Тукай размышляет о трагической судьбе народа, настоящее и будущее которого зависят от его твердости и активности. Свою мысль о бездействии и о напрасно прожитой жизни поэт выражает в резких обвинениях в адрес политиков, купцов, духовенства, шакирдов.

Он выступает в защиту равноправия женщин: «Татар кызларына» («Татарским девушкам», 1906 г.), «Хатыннар хөррияте» («Свободу женщине», 1906 г.), призывает помочь народу, нации: «Гәзитә мөрәттибләренә» («Наборщикам газет», 1906 г.), «Мәдрәсәдән чыккан шәкертләр ни диләр?» («Что говорят шакирды, окончившие медресе?», 1907 г.), воспевает служение народу, стремление содействовать его развитию: «Мөхәрриргә» («Редактору», 1906 г.), «Әдәбият ахшамы ясаучы яшьләремезгә» («Нашей молодежи, устроившей литературный вечер», 1906 г.).

Большая часть стихотворений Г.Тукая занимают посвящения, обращения к представителям различных слоев татарского общества, ведущим остается мотив судьбы нации.

В начале 1907 г. Г.Тукай покидает медресе «Мутыгия», начинается его «вольная жизнь». В это время растет его популярность, совершенствуются стиль и язык произведений.

В поисках новых форм и приемов он обращается к русской и западноевропейской литературе, переводит стихотворения А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова «Пушкиннән» («Из Пушкина», 1906 г.), «Кичке азан» («Вечерняя молитва», 1906 г.), пишет им посвящения – «Пушкинә» («Пушкину», 1906 г.), «Шагыйрьгә» («Поэту», 1907 г.). Поэт учится у А.В.Кольцова и В.А.Жуковского, переводит произведения А.Н.Майкова, А.Н.Плещеева, И.С.Никитина, И.А.Крылова, Дж. Байрона, И.Гёте, Г.Гейне, Ф.Шиллера и др.

Г.Тукая заинтересовала немецкая романтическая литература, он начинает изучать немецкий язык.

Под влиянием русских и западноевропейской литературы поэт переходит от аруза к силлабике, от восточных жанров (газель, мадхия, марсия, касыда), ограничивавших возможности передачи гражданских чувств лирического героя, к жанрам западной литературы.

Г.Тукай начинает серьезно интересоваться слогом народной речи, фольклорными традициями. Сближение его поэзии с народным творчеством отражается на языке произведений этого периода, в них становится меньше арабо-персидских и турецких заимствований.

Фольклорные образы, детали, сюжеты особенно ярко проявляются в произведениях, написанных для детей: поэме-сказке «Шүрәле» («Шурале», 1907 г.), балладе «Су анасы» («Водяная», 1908 г.).

Меняется и образ мыслей: «любовь к народу, вера в его духовную силу и разум, в его лучшее будущее» превращаются в эстетическую доминанту (Ю.Нигматуллина). Лирический герой-романтик стремится служить нации.

В стихах, посвященных теме творчества, утверждается великая миссия поэта – быть предводителем своего народа на его пути к прогрессу: «Бер татар шагыйренең сүзләре» («Размышления одного татарского поэта», 1907 г.).

Воспевая духовную свободу, независимость от внешних обстоятельств и обращаясь к социальным проблемам, Г.Тукай остро ощущает неотделимость своей судьбы от судьбы народа, нации: «Көз» («Осень», 1906 г.), «Хөрриятә» («Свободе», 1907 г.), «Теләнче» («Нищий», 1907 г.). Любовь к родной земле органически связана с любовью к родному языку и незатейливому крестьянскому быту, с преклонением перед красотой природы: «Пар ат» («Пара лошадей», 1907 г.), «Туган җиремә» («Родной земле», 1907 г.) и др.

Так завершается формирование нового стиля, которому присущи «нюансовость» (Ю.Нигматуллина), «мышление антитезами» (Х.Усманов), «тяготение к афоризмам, многоступенчатость и вариативность образа» (Р.Ганиева), «близость народному духу» (Г.Ибрагимов).

Г. Тукай в период работы в типографии. Уральск. 1905

Фотокопия. Центр письменного и музыкального наследия Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ. Опубликовано: Ахметова Д.И. Тукай в фотографиях. Казань, 2016

В Казани

Осенью 1907 г. Г.Тукай приезжает в Казань, которую считает «колыбелью национальной культуры и истории» («Пара лошадей»).

Здесь он сближается с молодежью, сгруппировавшейся вокруг газеты «аль-Ислах» (фактическим редактором которой был писатель Ф.Амирхан), газета явилась одним из самых прогрессивных татарских печатных органов того времени.

Казанский период (1908–1913 гг.) становится временем интеллектуальной зрелости поэта, расцвета его таланта и славы.

Фотограф Иванов С.И. Г.Тукай среди членов редколлегии газеты Аль-Ислах. Казань. 1907–1908

Слева направо: редактор и издатель газеты Вафа Бахтияров, театральный критик Габделькабир Бакир, идейный руководитель и активный сотрудник Фатих Амирхан, сотрудник редакции Ибрагим Амирхан, Габдулла Тукай. Центр письменного и музыкального наследия ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ

Сатира Г.Тукая

В 1908–1909 гг. Г.Тукай совместно с Г.Камалом издавал сатирический журнал «Яшен», с 1910 г. работал в журнале «Ялт-Йолт», фактическим руководителем которого являлся до конца жизни. На страницах этих изданий оттачивалось сатирическое дарование Г.Тукая: поэт разоблачал двуличие, безнравственность тех религиозных деятелей и представителей национальной интеллигенции, которые рядились в тогу защитников интересов нации: «Ысулы кадимче» («Старометодник», 1908 г.), «Милләтчеләр» («Националисты», 1910 г.), «Яшьләргә» («Молодежи», 1910 г.), «Казан вә Кабан арты» («Казань и Закабанье», 1912 г.) и др.

Многогранное сатирическое творчество Г.Тукая проникнуто стремлением к модернизации татарского общества, его лирический герой критикует социальную действительность с позиций национального идеала.

Г.Тукай проявляет себя и мастером назиры – стихотворных откликов на произведения других поэтов. Наиболее яркое сатирическое произведение – поэма «Печән базары, яхуд Яңа Кисекбаш» («Сенной базар, или Новый Кисекбаш», 1908 г.) задумывается им как пародия на литературный памятник ХVIII века «Кисекбаш» («Отрезанная голова»).

В поэме преобладает эпическое начало. Фантастический сюжет, основан на повторении сходных, однотипных образов, дает автору возможность воссоздать облик татарского общества, которое далеко от реальности, живет в ожидании чудес, зрелищ, «цирковых представлений». Само «представление», разворачивающееся на Сенном базаре, – это «кипение в действии пустом».

Г.Тукай предупреждал «о живучести феодальных и национальных предрассудков, старых политических форм жизни и после революции 1905 года» (Ю.Нигматуллина).

Якобсон И.М. Г.Тукай. Казань. 1912

Открытое письмо. Национальный музей Республики Татарстан. Опубликовано: Ахметова Д.И. Тукай в фотографиях. Казань, 2016

Романтические мотивы в творчестве

В казанский период в творчестве поэта, ощущавшего себя певцом народной жизни, доминируют романтические мотивы, поэзия обретает философскую глубину и емкость. Меняется просветительская парадигма: на первый план выходит мотив служения татарскому обществу.

Так, в стихотворении «Ике юл» («Две дороги», 1909 г.) традиционная антиномия «просвещенный – невежа» выступает как средство интерпретации двух возможных сценариев развития человеческой жизни: духовного совершенствования и стагнации.

Парадоксальная мысль о том, что стремление к просвещению делает человека несчастным, становится центральной идеей произведения: просвещенные люди – борцы за будущее нации – обречены жить для других людей, их проблемами и заботами.

Чувство безысходности, уныния, одиночества, острота ощущения быстротечности жизни преодолеваются верой в светлое будущее нации. В стихотворении «Өмид» («Надежда», 1908 г.) поэт, противопоставляя свет и тьму, восход и закат, будущее и настоящее, друга и врага, отчаяние и оптимизм, приходит к утверждению жизни как победы «солнца ума» над «тьмой невежества».

«Солнце мысли» противопоставляется «совести мертвой» – тьме ложных представлений, верований, идей. Даже «светоч вселенной» – солнце несравнимо с тем, что дает надежду: «Нет, душа не будет низкой, высота – ее удел». В стихотворении «Күңел» («Душа», 1909 г.) лирический герой обращается к своей душе, призывает ее жить горестями и заботами других. Высший смысл существования для него – в посвящении себя людям. Только максимальное погружение в мрак и безнадежность, в холод и пустоту, в боль и страдание может вывести к свету и гармонии с мирозданием.

По такому же принципу развивается поэтическая идея многих стихотворений: «Сәрләүхәсез» («Без заглавия», 1909 г.), «Милли моңнар» («Национальные мелодии», 1909 г.), «Өметсезлек» («Без надежды», 1910 г.) и др. В них драматические, порой трагические переживания лирического героя связаны с жизнью народа, историей нации.

Мысли о социальном неравенстве

С 1911 г. основной мотив всего творчества Г.Тукая – служение нации – все больше начинает соотноситься с образами простых людей, с социальной ситуацией в татарском обществе.

Негодование и горе лирического героя по поводу трагического положения народа, социального неравенства проецируются на все человечество: «Золым» («Гнет», 1911 г.), «Сайфия» («Дача», 1911 г.), «Читен хәл» («Трудное положение», 1911 г.), «Авыл халкына ни җитми?» («Чего же не хватает сельскому люду?», 1912 г.), «Казан» («Казань», 1913 г.), «Хәстә хәле» («Больной», 1913 г.) и др. Так, в стихотворении «Көзге җилләр» («Осенние ветры», 1911 г.), пронизанном глубокой тревогой за судьбу народа, используется символический образ – плач осеннего ветра, матери-земли.

Г.Тукаев. Астрахань. 1911

Почтовая открытка. Издание Ш. Гайфи. На лицевой стороне снимка надпись арабской графикой: «Я врагам не отомстил, вышли силы, сломан меч, В битве с грязью сам погряз, мир очистить я не смог. Г. Тукаев». Центр письменного и музыкального наследия Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ

Философская лирика

В философской лирике поэта преодоление трагизма жизни неразрывно связано с утверждением идеала и с категорией идеального. Именно через идеал Г.Тукай оценивает все явления современной жизни.

В стихотворениях, где главным выступает мотив тоски о прошлом, жизнь разделена на две половины: время, когда лирический герой стремился к счастью, и время осознания его невозможности. В стихотворениях «Бәйрәм вә сабыйлык вакыты» («Время праздника и детства», 1908 г.), «Исемдә» («Я помню», 1909 г.) идеализируются приметы прошлого: радостный смех, беззаботные игры, первая влюбленность и ожидание светлого счастья. Они противопоставлены холоду и равнодушию настоящего. Лишь воспоминания о гармонии и красоте помогают человеку преодолевать тяготы настоящего.

В стихотворениях, посвященных любви, чувство влюбленности интерпретируется как категория возвышенного, источник поэтического вдохновения («Мәхәббәт» – «Любовь», 1907 г.), счастья («Кулың» – «Твоя рука», 1908 г.), как недостижимый идеал («Бер рәсемгә» – «К портрету», 1908 г.) и смысл жизни («Иһтида» – «Постижение истины», 1911 г.).

Мотив любви переплетается с мотивом творчества. Поэт считал, что любовь и творчество имеют божественное происхождение и предопределенность.

Пейзажная лирика

Национальное своеобразие поэзии Г.Тукая ярко проявилось в пейзажной лирике, в которой преобладает мотив наслаждения красотой, идеализируются природа родной земли и ее самые простые явления.

Он сумел передать присущее татарскому народу восприятие природы: «Ай һәм кояш» («Луна и солнце», 1909 г.), «Кышка бер сүз» («Слово зиме», 1909 г.), «Җәйге таң хатирәсе» («Воспоминание о летней заре», 1910 г.) и др.

«Естественная красота» природы в стихах и поэмах противопоставляется «жестокости» исторического развития. Кроме того, двойственность бытия выражается в антитезе божественного и земного, природы и человека («Дошманнар» – «Враги», 1912 г.).

Фотограф Якобсон И.М. Г.Тукай и Ф.Амирхан. Казань.1912

Центр письменного и музыкального наследия ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ

Мотив одиночества и отчуждения

В философской лирике формируется один из центральных мотивов – мотив трагического одиночества и отчуждения. Он представлен прежде всего как одиночество среди равнодушной толпы борца за свободу духа, светлое будущее нации, за изменение мира.

В стихотворении «Кыйтга» («Отрывок», 1913 г.) сожаление лирического героя, жизнь которого состояла из «черных дней» и борьбы за «обеление, очищение мира», возникает как результат осознания недостижимости этой цели. Но верность идеалу и стойкость человеческого духа торжествуют: несмотря на одиночество и отчаяние, лирический герой остается верен своему стремлению изменить общество и мир к лучшему.

В стихах, посвященных темам творчества, поэта и поэзии («Шагыйрь» – «Поэт», 1908 г.; «...гә (Ядкяр)» – «Посвящение», 1908 г.; «Пәйгамбәр» – «Пророк», 1909 г. и т. д.), также появляется мотив отчуждения. Ответственность поэта за окружающий мир, сочувствие к обездоленным и слабым, способность оставаться молодым и сильным духом, увлекать за собой народ в стихотворении «Поэт» представлены как спутники творческого дарования.

Стихотворение «Пророк» состоит из двух частей. В первой поэт рассказывает о божественной предопределенности своей судьбы, об одиночестве и отчужденности, призывает жить в любви и согласии. Во второй показывает отношение людей к себе: народ не принял поэта и, жестоко насмеявшись, изгнал. Написанное как вариация на тему лермонтовского «Пророка», стихотворение содержит религиозно-суфийские символы и детали, напоминает традиционные восточные истории пророков.

Мотивы молитвы, любви к Богу пронизывают многие стихи, посвященные раздумьям о судьбе человека («Мигъраҗ» – «Миградж», 1910 г.; «Кадер кич» – «Священный вечер», 1911 г.; «Тәфсирме? Тәрҗемәме?» – «Комментарии или перевод?», 1913 г.).

Молитва – таинство, через которое человек выражает свой внутренний мир, предстает не только как обращение к Богу, но и как разговор со своей душой, своим «я» («Ана догасы» – «Молитва матери», 1909 г.). Человек всегда может найти истину, успокоение и поддержку у Всевышнего («Киңәш» – «Совет», 1909 г.; «Таян Аллага» – «Обращайся к Богу», 1909 г.) и сам несет в себе частицу божественного («Нәсыйхәт» – «Наставление», 1910 г.).

Бочкарев И.М. Г.Тукай (во втором ряду, третий слева) среди членов татарского драматического кружка. Астрахань. 1911

Центр письменного и музыкального наследия Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ. Опубликовано: Ахметова Д.И. Тукай в фотографиях. Казань, 2016

Г.Тукай – исследователь татарского фольклора

Г.Тукай одним из первых занялся изучением эстетических принципов татарского фольклора, его связей с письменной литературой.

В 1910 г. в Восточном клубе он прочитал лекцию «Халык әдәбияты» («Народная литература»), в которой провозгласил лозунг «Да здравствует народная литература, да здравствует народный язык... свободный от всякого постороннего (арабского, турецкого, узбекского) влияния».

В своем творчестве Г.Тукай передал специфику народного мировосприятия и мироотражения: «Милли моңнар» («Национальные мелодии», 1909 г.), использовал сюжетные схемы народных сказок: поэма «Шурале», баллада «Водяная», «Кәҗә белән сарык хикәясе» («Сказка про Козу и Барана», 1910 г.), образы и детали, изобразительные средства, присущие татарскому устному народному творчеству: «Пара лошадей» (1907 г.), «Эштән чыгарылган татар кызына» («Обманутой татарской девушке», 1909 г.); писал стилизации под народные песни: «Авыл җырлары» («Деревенские песенки», 1908 г.).

Опираясь на традиции устного народного творчества, Г.Тукай добился полной трансформации слога и формы татарской поэзии, стал создателем истинно национального литературно-поэтического языка.

Другие традиции в творчестве поэта соотнесены с современным ему художественным сознанием, его критериями и ориентациями. Вместе с тем, традиционные структуры и образы, мотивы, детали, узнаваемые и прочитываемые в контексте восточной литературы, стали средством оживления художественной памяти, в том числе жанровой.

Гражданская, любовная и пейзажная лирика Г.Тукая сохранила своеобразие восточных жанров, но актуализировала их для выражения национальной идеи, сформировавшейся в начале ХХ века.

Якобсон И.М. Г.Тукай в больнице Г.А.Клячкина. Казань. 1 апреля 1913

Центр письменного и музыкального наследия Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ. Опубликовано: Ахметова Д.И. Тукай в фотографиях. Казань, 2016

Г.Тукай – литературный критик и публицист

Г.Тукай активно работал как литературный критик и публицист. Он освещал современное состояние и перспективы развития татарской литературы, художественные особенности отдельных произведений, анализировал поэтику татарского стиха.

В статьях «Хиссияте миллия» («Национальные чувства», 1906 г.), «Безнең милләт үлгәнме, әллә йоклаган гынамы?» («Умерла ли наша нация или она только спит?», 1906 г.), «Шигырьләребез» («Наша поэзия», 1907 г.), «Татарча театр» («Театр на татарском языке», 1909 г.), «Халык моңнары» («Национальные мелодии», 1910 г.) он поднимал актуальные проблемы татарского общества, периодической печати, народного просвещения и многие другие.

В 1909 г. Г.Тукай начал автобиографические записи «Исемдә калганнар» («Оставшееся в памяти»).

Последние годы жизни

Детство, прошедшее в голоде и нищете, годы, проведенные в холодных номерах казанских гостиниц, надломили здоровье поэта, он заболел туберкулезом.

В 1911–1912 гг. в надежде на исцеление Г.Тукай совершил несколько поездок: в начале мая 1911 г. пароходом – в Астрахань, весной 1912 г. – в Уфу и Петербург.

Из северной столицы он отправился в Троицк, с середины июня находился в казахской степи, где надеялся поправить свое здоровье кумысом. Поэт вернулся в Казань в начале августа 1912 г.

Даже будучи тяжело больным, он продолжал писать.

Поэтическая родина Тукая

Наследие

Похороны Г. Тукая. Казань. На мусульманском кладбище. 4 апреля 1913

Национальный музей Республики Татарстан. Опубликовано: Ахметова Д.И. Тукай в фотографиях. Казань, 2016

Г.Тукай оказал большое и многостороннее влияние на развитие тюркоязычных литератур.

Классики казахской (М.Ауэзов), узбекской (Х.Хакимзаде, Г.Гулям), таджикской (С.Айни), азербайджанской (С.Рустем), киргизской (А.Токомбаев), туркменской (Б.Кербабаев) и чувашской (П.Хузангай) литературы считали Г.Тукая своим наставником в искусстве слова, а его творчество – вершиной, к которой должны стремиться.

Память

Урманче Б.И. Иллюстрация к сказке Г.Тукая "Шурале". Лист №4. 1980

Бумага, тушь китайская. Государственный музей изобразительных искусств РТ

Образ поэта воплощен в литературе, музыке, изобразительном искусстве (А.Файзи, Р.Ишмуратом, С.Хакимом, И.Нуруллиным, Р.Валеевым, Т.Миннуллиным, И.Юзеевым, М.Аглямовым, М.Музафаровым, Н.Жигановым, Б.Урманче, Ф. Аминовым и др.).

По мотивам его стихов и поэм созданы новые художественные произведения.

В Казани установлены 2 памятника Г.Тукая:

  • в 1956 г. – у здания Татарского театра оперы и балета (скульптор Е.И.Шулик, архитектор И.Г.Гайнутдинов),
  • в 1958 г. – в сквере его имени (скульпторы С.С.Ахун, Л.Е.Кербель, Л.М.Писаревский, архитектор Л.Н.Павлов).

Учреждена Государственная премия Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая (1958 г.).

Открыты музеи Г.Тукая:

  • в 1971 г. в селе Новый Кырлай Арского района,
  • в 1986 г. в Казани.

С 1976 г. имя Г.Тукая носит один из районов республики.

Сочинения

Избранное: в 2 т. Казан, 1961.

Әсәрләр: 5 томда. Казан, 1985–1986.

Әсәрләр: 6 томда. Казан, 2011–2016.

Литература

Ганиева Р.К. Сатирическое творчество Тукая. Казань, 1964.

Нигматуллина Ю.Г. Национальное своеобразие эстетического идеала. Казань, 1970.

Лаисов Н. Габдулла Тукай. Казань, 1985;

Нафигов Р.И. Наш Тукай. Казань, 1998;

Ганиева Р. Шагыйрьнең рухи дөньясы. Казань, 2002.

Фридерих М. Габдулла Тукай как объект идеологической борьбы. Казань, 2011.

Габдулла Тукай. Энциклопедия. Казань, 2016.

Ахметова Д.И. Тукай в фотографиях. Казань, 2016.

Автор – Д.Ф.Загидуллина